Это было обычное воскресенье. Мама мужа, Людмила Федоровна, как всегда, пришла к нам повидаться с внуками. Только вот вид у нее был какой-то нездоровый. В тот день, обычно веселая и разговорчивая свекровка, совсем не улыбалась и не рассказывала последние сплетни, услышанные от ее любимой соседки Гали.

— Может, чаю с зефиром? – предложила я матери Виктора.

— Не откажусь, — не поднимая глаз ответила она.

Свекровь: «Я беременна. Не знаю от кого»

Это было обычное воскресенье. Мама мужа, Людмила Федоровна, как всегда, пришла к нам повидаться с внуками. Только вот вид у нее был какой-то нездоровый. В тот день, обычно веселая и разговорчивая свекровка, совсем не улыбалась и не рассказывала последние сплетни, услышанные от ее любимой соседки Гали.

— Может, чаю с зефиром? – предложила я матери Виктора.

— Не откажусь, — не поднимая глаз ответила она.

— Отравилась, наверное? У тебя температуры нет? Давай померим! – заботился о ней сын.

— Нет-нет, спасибо, сынок. Я не больна.

— А что вид такой уставший? – не унимался Витя.

— Я… — замешкалась мать.

— Что?

— Я беременна. Не знаю от кого, — выпалила свекровь.

От услышанного у меня из рук выпала кружка. Но никто даже не обратил внимание на звон разбитого стекла.

Вот это новости. А что, такое бывает? Людмиле Федоровне было уже 56 лет. Она жила тихой, спокойной жизнью. Работа, дом, а по воскресеньям – прогулки с любимыми внуками. Но, видимо, мы не до конца знали, чем живет одинокая женщина.

Все молчали, а свекровь тихонько всхлипывала.

— Подожди, мама! А ты уверенна? Может это какая-то ошибка? – нарушил молчание муж.

— Нет, — махнула головой Людмила Федоровна и протянула нам протокол УЗИ.

В заключении было написано: «Беременность 11 недель».

— А кто может быть отцом ребенка? – спросил ее сын.

— Либо Павел Витальевич, либо Игорь Сведрицкий, либо Антон Кирьянов, — протараторила мать.

На этот раз кружка выпала из рук мужа. Было чему удивляться.

Ну, ладно, Павел Витальевич: сосед Людмилы Федоровны, мужчина в годах, тоже одинокий. Это мы могли понять. Но Игорь и Антон! Молодые парни работали на том же складе, где и мама мужа. Игорь был наших годов – лет 25 ему. А Антон, вообще недавно с армии вернулся. Ему едва 20 исполнилось.

— Так, ладно. Что врачи говорят? – Витя продолжал расспрашивать свою маму.

— Говорят, что организм у меня здоровый, ребенка выносить смогу. Только нужно особое наблюдение. С малышом по УЗИ все в порядке, развивается хорошо.

— Что думаешь?

— Буду рожать, — уверенно ответила свекровь.

— А как родится, сделаю тест ДНК. Алименты мне, конечно, не нужны. Так, для себя. Хоть знать, какое отчество дать сыну или дочке.

С этого момента в нашей семье началась новая жизнь. Мы все с заботой и пониманием относились к свекрови в ее интересном положении. Мы даже нашли хорошего платного врача для нее, который согласился вести беременность.

Вскоре у Людмилы Федоровны округлился живот. Было странно на нее смотреть, но мы старались не показывать своего нескончаемого удивления и, конечно, простого человеческого любопытства.

Свекровь пыталась скрыть свой живот в широких одеждах: все боялась, что ее три подозреваемых отца увидят ее положение.

— Даже не знаю, как сообщить начальству, что в декрет ухожу, — сетовала она, поедая еще зеленую клубнику, — уволиться что ли… Но тогда и пособие не буду получать… А жить на что-то надо.

Продолжение на следующей странице: