Приютила я племянницу. Детей нет, муж отсутствует, скучно одной, хоть волком вой. Вот и приютила — вдвоем явно веселей. Аня учиться решила у нас в городе, еле-еле у матери своей отпросилась из деревни.

Жили мы с Аней душа в душу. Она ко мне как к старшей сестре относилась, всегда совета спросит, поплачется о любви своей неразделенной. Хозяйство Аня на себя взвалила, хотела хоть как-то меня отблагодарить. Я уж и забыла, что такое на кухне торчать. Всегда чисто, все постирано, поглажено. Я удивлялась, откуда сил столько? Учебе надо время уделять, а не Золушкой подрабатывать, выговаривала я ей. А она смеялась, мол, ей не трудно.

Идиллия кончилась, когда Аня отучилась. Приехала за ней ее мать и началось, мягко говоря, вымогательство. Оказалось, что я неправильно их поняла. Они не просили, чтобы Аня пожила у меня, а их просьба состояла в том, чтобы Аня у меня работала! И, как родственнице, мне сделали скидку! И теперь я должна отдать Ане ее честно заработанную за эти пять лет зарплату. А это, ни много ни мало, целых 508744 рубля. У них даже тетради с расчетами были.

— Там, где цены больше, я подняла — инфляция, сами понимаете, — развела руками племянница.

— У меня все-все записано и подсчитано.

Племянница вручила мне несколько увесистых тетрадей. Я их быстро пролистала, кстати, мне их на память оставили, так что я Вам несколько страниц покажу:

А меня ты почему не предупредила, что твоя дочь ко мне уборщицей за зарплату едет? Я бы ее за порог не пустила

А меня ты почему не предупредила, что твоя дочь ко мне уборщицей за зарплату едет? Я бы ее за порог не пустила

Я обалдела, честно скажу. Почти пять лет она молча все записывала и высчитывала, я в шоке!

— Тетя Яна, мне бы сразу все получить. Я дом купить хочу, да несколько коровок, хозяйство подниму, — скромно потупив взгляд, сообщила мне племяшка.

Продолжение на следующей странице: