Отец служил в торговом флоте. Были 90 е, и он соглашался на все рейсы, чтобы у нас была еда, деньги и возможность одеваться. Нищими мы не были, но в избытке денег никогда не было. Тогда моему брату было 10 лет, а мне – 7. Я носила его старые вещи, вместе мы сдавали бутылки, чтобы купить что-то вкусное.

В свое свободное время отец всегда возил нас на природу: рыбалка, лес, даже просто парк. Лишь бы мама отдохнула. Но как-то папе пришла телеграмма из родного города, и он при первой же возможности срочно выехал туда. Слез тогда было море! Жалко было уступать свою входную прогулку…

Через неделю папа приехал домой с ребёнком. Она оказалась дочкой его подруги. Та умерла от туберкулёза, а малышка осталась совсем одна. Конечно, детский дом по ней плакал, но бабушка (папина мама) сообщила в органы опеки, что девочку хотят усыновить и позвонила отцу. Так и ждала девочка, шатаясь по соседям, никому не нужная.

Мама наша сразу подхватила девчушку, чтобы умыть, накормить и уложить спать. А папа бесшумно плакал в прихожей.

Мы девочку не любили. Я не могу сказать, что были какие-то причины. Она всегда тихая ходила, скромная, молчала. Не играла в наши игрушки, не заглядывала в нашу комнату, не показывала капризов и ничего не просила.

У неё остался только старый потрепанный заяц, да нитка с цветными бусинами. Мама, как могла, старалась «оживить» ребёнка. Читала ей стихи, пела песни, но это не приносило никаких результатов. Однажды девочка все таки заплакала. Брат и я забрали у неё зайца и спрятали на полке в шкафу. Она просто показывала ручкой на шкаф и рыдала. А нам было смешно. Ох, и досталось тогда от мамы.

Ближе к лету нам разрешали выходить самостоятельно гулять возле дома. Одно было условие: мелкую брать с собой. Не сказать, чтобы это обстоятельство как-то напрягало. Она тихо сидела и ждала нас, никуда не уходила. В день, когда все изменилось, мы играли за домом, оставив девчонку возле подъезда.

Все было спокойно, пока не послышалось дикие вопли. Мы сразу кинулись к девочке до подъезда, а там несколько разъяренных псов лают, а мелкая уже на козырьке сидит и жмёт к себе котёнка. Собак мы отогнали и обнаружили ошметки того, что раньше было зайцем.

Продолжение на следующей странице: