Вы покупаете шоколадку, надеясь растянуть ее на пару дней. Но не можете остановиться, пока не съедите все, вплоть до последней крошки. Потом из чувства вины садитесь на строжайшую диету, вновь срываетесь, и так по кругу. Журналист Кайла Киббе нашла свой неидеальный компромисс, который позволяет ей балансировать между обычными диетами и пищевым расстройством. Радикальный метод поддержания формы комментирует психолог.

Здоровье и красота 

Умеренность — это не мое. Я пишу эти строки, допивая четвертую чашку кофе, и не собираюсь останавливаться. В пачке жевательной резинки, которую я открыла сегодня утром, осталось меньше половины, и до конца рабочего дня она, скорее всего, закончится. Зная, что так и будет, я подумала, что может стоит взять на работу только несколько штук и оставить остальную пачку дома? Но поняла, что лучше уж пусть у меня вообще не будет под рукой жвачки, чем будет всего пара штук. Мне нужно либо все, либо ничего.

Это инстинктивное желание, это черно-белое мышление затрагивает все аспекты жизни — от кофе и жвачки до любви. Но в первую очередь оно все же проявляется в еде. В детстве я была полной, но буквально поклонялась стройности, а вскоре выработала привычку объедаться. Со мной произошло то, что я называю «парадоксом Кейт Мосс»: для меня удовольствие от любой еды не меньше, чем удовольствие от осознания того, что я стройная, а стройной быть очень и очень приятно.

В результате я все время мечусь между строгими диетами и бесконтрольным обжорством, иногда вдобавок вызываю у себя рвоту или начинаю изнурять физкультурой. Получается, я страдаю пищевым расстройством?

Я никогда не обращалась по этому поводу к врачам, но вряд ли мне бы поставили такой диагноз. В последнее время психиатры расширили критерии пищевых расстройств, но даже мои самые серьезные приступы вряд ли настолько опасны, чтобы их можно было посчитать болезнью.

Продолжение на следующей странице: