37-летняя Ирина никогда не задумывалась о том, чтобы взять ребенка из детского дома: они всегда казались ей пришельцами с других планет, помочь которым она все равно не сможет. Да и со своими двумя детьми забот хватало. Но однажды случилось то, что заставило Ирину переступить порог сиротского учреждения и выйти оттуда еще с одним ребенком. Ее историю комментирует психолог Наталия Щукина.

Вопрос к эксперту 
Родителям 

Я рано вышла замуж и рано родила детей — мальчика и девочку. Старший брат завидовал: он тоже хотел обзавестись семьей, но не получалось. Девушки бросали его, как только он заговаривал о женитьбе. И это странно: Коля всегда был статным, симпатичным, надежным. И с работой у него все всегда было хорошо, и с жизненными целями и установками. В сорок лет он наконец встретил Наталью — девушку, которая нам с мамой сразу показалась немного странной. Впрочем, брату мы ничего не говорили: это его жизнь, пусть решает сам.

Через пару месяцев после знакомства он сделал ей предложение, Наталья согласилась. Свадьба была более чем скромной: в числе приглашенных — только двое друзей, подруга Натальи и близкие родственники. Отмечали в кафе у дома, невеста была в платье, сшитом ею самой… из занавески. «А зачем ради одного дня тратиться?» — пожала плечами она, увидев наши удивленные лица.

«Ну, странная и странная… Главное, чтобы Колю любила», — успокаивала я маму. А она все переживала, говорила — на сердце неспокойно. Уже через полгода семейной жизни количество странностей у Натальи резко прибавилось, а мой брат начал думать, не совершил ли он ошибку, приняв скоропалительное решение жениться.

У Натальи ни от кого не было тайн. На семейных посиделках она с легкостью сообщала нам подробности их с Колей интимной жизни. Мама на нее шикала, брат густо краснел, а Наталья смеялась: «А что такого? Что вас смущает? Мы же здесь все свои». Когда ей говорили то, что ей не нравилось, Наталья плевала собеседнику в лицо или бросалась тем, что попадется под руку, — и хорошо, если это была салфетка, а не утюг или кипящий чайник. Когда невестка была на девятом месяце беременности, мама узнала, что у нее был психиатрический диагноз (какой именно, мы до сих пор не знаем). Коля был в ужасе, но деваться было некуда: вот-вот должен был появиться на свет долгожданный ребенок.

Коля провел с дочкой в больнице две недели, а вернувшись домой, подал на развод и на лишение Натальи родительских прав

Света родилась точно в срок. Белокурый ангелочек, она стала любимицей всей семьи. Мы с мамой, как могли, помогали Наталье: приходили по вечерам, брали девочку на выходных к себе. Но днем мы были на работе, и Света оставалась с мамой. Когда моей племяннице исполнилось три месяца, стало ясно, что происходит что-то неладное. По вечерам девочка буквально набрасывалась на еду, как будто ее весь день не кормили. Часто плакала, просилась на ручки. Наталья призналась, что часто оставляет ее одну в кроватке: «Заложу подушками, чтобы не выпала, надену наушники и музыку слушаю. Должно же быть у меня личное пространство?» Но однажды девочка все-таки выпала из кроватки, сильно ударилась головой и, потеряв сознание, пролежала так несколько минут, пока мать не обнаружила ее на полу и не вызвала скорую.