Разговорились на днях. Мой товарищ юности Игорь решил развестись с женой, и на этом сложном пути ему открылась истина. Не поделиться новыми знаниями с общественностью он не мог. Оказалось, он жил впотьмах, в полном неведении о силе, так сказать, дремлющей внутри желеобразного тела. Но по порядку.

Мужчина и женщина 
Кризис отношений 

Итак, в свое время Игорь женился. Брак, даже самый нежный, если не теплица, то либо война, либо игра. У войны есть законы, у игры — правила, но вот кто, как и когда их устанавливает? Согласитесь, один и тот же мужчина может быть тираном в одном союзе и овощем в другом. И, как говорится в известном анекдоте, в психиатрии важно, кто первым надел халат. Правила и законы прописываются практически с первого свидания: кто в первую ночь спит у стенки, тот там и благоденствует до старости. Кто кому чаще звонит в конфетно-букетный период, тот и через двадцать будет отчаянно смотреть на экран. Не обманывайте себя: переписать кодекс первой недели можно лишь ценой очень серьезных жертв и усилий.

И еще одна неприятная правда. Чувства чувствами, а война войной. Как бы вас ни обожали, если территория сдана, ее никто бескровно не вернет.

Игорь в силу неуемной влюбленности и интеллигентских иллюзий подписал контракт не глядя. Девушке Татьяне даже не пришлось вести позиционных боев. Пришла в город, а там Игорь с белым флагом, наручниками, веревкой, мылом и табуреткой. Услужливо лакействует. Где госпожа прикажет, там буду висеть.

Абсолютная любовь разлагает абсолютно.

Сначала Татьяна решила, что друзья у Игоря не несут никакой смысловой нагрузки, и оставила ему для встреч семь утра 1 января и поздний вечер 31 августа. Далее под нож пошел, как бы пошло это ни звучало, домашний просмотр футбола, затем горные лыжи («Кто тебя будет выхаживать, если ты переломаешься?»), поездки к родственникам Игоря, ряд непрофильных активов в виде дедушкиной дачи и так далее.

Сделав из мужа турнепс, жена перестала думать о возможных рисках и выключила сигнализацию

Отдадим должное нашему борцу за равноправие.

Он пытался отстоять хоть что-то, но каждый раз упирался в готовность Татьяны идти до конца. То есть Игорь просчитывал, к чему приведет ссора, и понимал, что он из-за такой мелочи чемодан не соберет, да и просто серьезно скандалить не будет, а вот насчет жены он уверен не был.

Проверять было страшно. К тому же Таню он любил, так что, если она еще и применяла тактику выжженной слезы, то он тем более проигрывал.

С каждым годом территория независимого государства уменьшалась. Игорь стал реже видеться с дочкой от первого брака, не пошел на повышение, потому что это привело бы к большому количеству командировок.

Все было бы смешно, если бы не факт, что живой человек тихонечко превращался в мертвого. Нет, никто не говорит, что Таня его не любила. Отнюдь: если он заболевал, то купался в курином бульоне и антибиотиках, если изнашивал костюм, то все выходные огнем и мечом перепахивались правильные бутики, более того, Игоря иногда даже ласково гладили за ухом.

Но случилась неприятность. Несмотря на тотальное безволие и домашний арест, Игорь увлекся. В это сложно поверить, но в девушку, которая его подвезла. Сделав из мужа турнепс, жена перестала думать о возможных рисках и выключила сигнализацию. Влюбленность перешла в любовь, и Игорь, набравшись смелости, начал задумываться о разводе. Стоит ли говорить, что мужества сказать все в лицо у него не было. Игорь решил поступить согласно обычной мужской парадигме: взять измором и сделать все, чтобы жена сама его бросила.